Горячие темы: Мегапроекты Востока России
  1. Кого из правительства Хабаровского края Вы считаете профессионально компетентным?
    1. Александр Кацуба - 12 (14%)
       
    2. Александр Федосов - 9 (11%)
       
    3. Виктор Калашников - 8 (10%)
       
    4. Юрий Чайка - 7 (8%)
       
    5. Анатолий Литвинчук - 7 (8%)
       
    6. Алла Кузнецова - 6 (7%)
       
    7. Сергей Федоров - 5 (6%)
       
    8. Игорь Аверин - 4 (5%)
       
    9. Николай Крецу - 4 (5%)
       
    10. Светлана Петухова - 4 (5%)
       
    11. Дарий Тюрин - 3 (4%)
       
    12. Сергей Желонкин - 3 (4%)
       
    13. Юрий Минаев - 2 (2%)
       
    14. Владимир Хлапов - 2 (2%)
       
    15. Константин Пепеляев - 2 (2%)
       
    16. Станислав Заливин - 2 (2%)
       
    17. Максим Пешин - 1 (1%)
       
    18. Александр Витько - 1 (1%)
       
    19. Семен Экшенгер - 1 (1%)
       
    20. Александр Ермолин - 1 (1%)
       
    21. Александр Шабовта - 0 (0%)
       

Проекты


Разрешите не согласиться…

Разрешите не согласиться…

■17-02-2011

«Приамурские ведомости» № 19 от 11.02.2011 г. опубликовали статью «На повестке – промышленная политика. Преференции малому бизнесу должны получить четкие и долгосрочные очертания».

В этой статье Сергей Алексеевич Хохлов, Председатель краевой Думы, размышляет и дает оценку законопроекту «О развитии малого и среднего предпринимательства в Хабаровском крае», подготовленному членами Дальневосточного объединения промышленников и предпринимателей. Сославшись на юристов Думы и Правительства края, автор статьи считает, что принятие такого закона не входит в полномочия краевой Думы.

В ответ на рассуждения С. Хохлова позволю привести высказывания других, не менее авторитетных экспертов.

А. Купряков – и.о. министра экономического развития и внешних связей, на обращение ДВОПП пишет: «В соответствии со ст. 2 Федерального закона № 209-ФЗ, нормативное и правовое регулирование развития малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации основывается на Конституции РФ и осуществляется указанным федеральным законом, другими федеральными законами…, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации…».

А. Шаров – авторитетный эксперт, директор Департамента развития малого и среднего предпринимательства Минэкономразвития Российской Федерации на обращение ДВОПП отвечает: «… сообщаем, что соответствующие законы, регламентирующие вопросы развития и государственной политики поддержки малого и среднего предпринимательства действуют (! Е.Ш.) в 53 субъектах Российской Федерации».
Он предложил направить подготовленный ДВОПП законопроект в Хабаровскую Законодательную Думу. Что Правление ДВОПП и сделало...

Сергей Алексеевич приводит сумму, выделенную из 46-миллиардного краевого бюджета – 23,4 млн. рублей на реализацию краевой программы поддержки МСП. Вместе с федеральной субвенцией, составившей 90 млн. рублей.
Много это или мало? Смотря с чем и кем сравнивать. С расходами на госуправление, дотированием ЖКХ, бюджетными кредитными гарантиями предприятиям крупного бизнеса? Или с Приморским краем? Нет смысла приводить цифры – всем известно, что цена поддержки МСП в нашем крае в разы меньше.

В ответ на приведенные цифры хочу уточнить: в законопроекте ДВОПП основной упор сделан не на прямое бюджетное финансирование бизнес-проектов предпринимателей - эту функцию успешно выполняют коммерческие банки. Основной акцент проекта - формирование инфраструктуры поддержки МСП – некоммерческих организаций, решающих задачу доверия между кредитором и заемщиком, выполняющих миссию социальных институтов, пресекающих произвол, устанавливающих правила справедливой конкуренции, нормы организационного поведения и деловой этики. Организаций, реализующих функцию перекрестной социальной и экономической интеграции между участниками производственных отношений. Так поступил ростовский законодатель. Поддержку и развитие МСП сфокусировал на поддержке социально ориентированных некоммерческих организаций. Тем самым признав - отсутствие такой инфраструктуры тормозит развитие конкурентного предпринимательства, а значит, идет по «дикому» сценарию.

О психологии страха и экономики риска.
Доля доходов консолидированного бюджета края в 2010 году от налогов, уплаченных «мальками», составляет почти 18 процентов. Читатель вправе спросить, а кто платит остальные? В бюджетных организациях занято столько же жителей края, как в МСП. Их работодатели, в т.ч. военные, перечисляют в местные бюджеты т.н. подоходный налог, или НДФЛ. В крае действуют крупнейшие налогоплательщики-монополисты: ДВЖД, энергетики, цена услуг которых назначается органами власти. Действуют оборонные заводы, товары и услуги которых закупает государство. Другие «обслуживают» краевой и муниципальный заказ. Все это расписываю для того, чтобы читатель знал, как реализуется на практике норма Гражданского Кодекса, утверждающая: предпринимательская деятельность – есть получение прибыли на страх и риск самого предпринимателя.

Сравните разницу страхов и рисков рантье: бюджетника, монополиста, ГУПа, МУПа, добытчика природного ресурса с одной стороны и среднестатистического малого (либо среднего) предприятия с другой. Я сравнил и почувствовал разницу в фондовооруженности труда и профессионализме работника завода «Амурсталь», КНААПО и ЧП, ООО с уставным капиталом в 10 тыс. рублей, и соответственно закономерные отличия в налоговой нагрузке. Поэтому, тот кому «на Руси жить хорошо», молчит в тряпочку, либо поет гимн. «Все цветет, а нивы колосятся».

Предложению разработать краевой закон «О промышленной политике в Хабаровском крае» ровно столько лет, сколько существует Дальневосточное объединение промышленников и предпринимателей. Но, вот какая заковыка: В.В. Путин, будучи Президентом РФ, на одном из съездов РСПП, заявил примерно следующее, что пока он возглавляет государство, такому закону не бывать. Потому, что в понятие «промышленность» входит все, что включает кооперацию труда, средств и орудий производства. Супермаркет или фермерское хозяйство с высочайшей производительностью труда - такая же промышленность, как и завод по производству спичек, или предприятие по сбору и вывозу отходов человека.

Власть хочет «реального увеличения валового регионального продукта, который даст доходы в бюджет». Не пытаясь понять причину исчезновения промышленности, полученной современниками в наследство. Зная, что рентабельность предприятий реальной экономики края в разы меньше, а налоговые доходы краевого бюджета в 2 раза ниже, чем в среднем по России. Нет нужды глубоко копать. Только сравним затраты предприятий на оплату услуг монополий, стоимость рабочей силы, совокупную продуктивность экономически активного населения с конкурентами из Московской области и Китая. Продолжать плодить низкорентабельный, еще хуже – убыточный рост ВРП – дорога в никуда. При том, что предложенный ДВОПП законопроект дает право исполнительной власти оказывать любую поддержку кооперативным, производственным и другим инициативам МСП.

Надо думать о том, как модернизировать краевое общество, в котором трудоспособный бы заботился о нетрудоспособных родителях, было востребовано инновационное мышление, снизился порог страха предприимчивого риска, поощрялась интеграция людей и ресурсов. То есть – меры, способствующие трансформации объективно высоким издержкам в получении прибыли предприимчивым жителем края в организацию носителя потребительской стоимости, до которой не додумались конкуренты в других странах мира. Производить ширпотреб, как китайцы, машины, как японцы - из кожи вылезем, но не сможем. Нет в нас такой культуры. Краевое общество оказалось не способно поставить земледелие и скотоводство на промышленные рельсы. А вот помочь продавать родниковую воду, простые табуретки китайцам – может стать весьма прибыльным занятием.

Идет постоянное сокращение экономически активного населения. Несколько лет назад в крае проживало 1560 тысяч человек, а последняя перепись говорит: «Нас осталось менее 1300 тысяч». Причину найдем в совокупной рентабельности хозяйствования жителя края. Созданная прибавочная стоимость труда ценой в 40 млрд. руб. ежегодно «сбегает» в другие регионы, где рентабельность хозяйствования выше, а значит, там лучшие условия благосостояния жизни.

Есть и другие стороны проблемы.
Еще не родился инвестор, прежде думающий о доходах краевого бюджета, а потом о собственной выгоде. В нашем крае исчезли бизнес-проекты АВЕСТ, ЕВГО. Пусть с отверточной технологией, но обладающие инновационными предпосылками. Можно вспомнить Хабаровскую мебельную, кожгалантерейную фабрики и ряд других промпредприятий, почивших в бозе. Отсталый профессионализм менеджмента? Наверное. Но, и краевое общество ничего не сделало в повышении его квалификации.

Что изменилось в потребительском отношении к бизнесу, в котором фискальный интерес преобладает над интересами его инвесторов-акционеров, трудового коллектива? Если «промышленная политика» остановит уничтожительный тренд организованному поведению, то такая политика будет востребована.

Есть и третья сторона у промполитики. Речь идет о политическом классе, ее заказчике, и одновременно защитнике и проповеднике. Такого класса нет. Четвертая сторона краевой промполитики – ее интеграция с федеральной, которой нет, с рынками сбыта произведенной продукции, где нас никто не ждет. ДВОПП третий год предлагает политической элите края продвигать инициативу по предоставлению регионам ДФО режима свободной экономической зоны, лоббировать ее в структурах федеральной власти.

И что? Ничего. Край мог занять место в разделении труда, предложив азиатскому потребителю деревянные китайские палочки. Но, и этот шанс упущен. Вопросы к качеству планирования государственного и муниципального управления. Пятую сторону проблемы найдем, отвечая на вопрос, почему экономически активное население оказалось столь падким на деиндустриальный характер своего труда.

Дело не столько в его бедности, сколько в декоративной роли общественно-политической инфраструктуры. В обмен на голос, поощряющий социальную лень избирателя. Или проблема теневой экономики, отражающей протест экономически активной группы населения перераспределительному порядку.

Краевой закон о промышленной политике своей внутренней логикой должен ставить цель объекту управления – гражданину края: становись благосостоятельным через бережливый и повседневный новаторский умственный и физический труд. Отдавай обществу больше, чем получаешь. Праздность – зло. Для чего придется осознать, что у толпы населения – жителей края, нет законного интереса, кроме бытового потребительского. Право и законный интерес принадлежат гражданину в обмен на исполненную обязанность. Но это - результат консенсуса организаций гражданского общества, которые больше выражены пунктирной, чем жирной линией.

Поэтому, первоочередной задачей правящего режима должно стать развитие инфраструктуры гражданского общества, реализующего функцию знаменателя популистским хотелкам - брать из общественного фонда потребления больше, чем в него вкладывает житель края. Результат промышленной политики власти – есть прибыль, производная деловой культуры жителя края. Создаваемая в опоре на предпринимательское сообщество властным действием. Первым ее признаком станет мотивация жителя края инвестировать накопления в бизнес, в риск и талант доморощенного предпринимателя.

Будем искренне рады, если краевой закон «О промышленной политике» решит эту ментально-культурную, поведенческую задачу. Представительному органу власти нет нужды изобретать «политику». Его функция – превращать в закон интерес организованного, социально активного, предприимчивого гражданина. Не придется напрягать лучшие думские мозги, как наполнить доходами общую копилку – краевой бюджет. Для чего и нужна откровенная общественная дискуссия между сторонниками халявного социально ориентированного бюджета и теми, кто его реально наполняет.

Е.Н. Шулепов

Уважаемые посетители форума, мы предлагаем обсудить эту важную и больную тему для предпринимательства в частности и для всего общества в целом . 
Прочитано: 7300 раз


(Голосов: 5, Рейтинг: 4.4)

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел

К началу



Материал по теме


Ларин Иван Савельевич
А здесь и обсуждать то нечего. Шулепов прав по существу, не будем цепляться за его некоторые слова.
Имя Цитировать
 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 

Что может быть драйвером развития Хабаровского края?




























  
Перейти к обсуждению >>


Разместите баннер в поддержку обсуждения Стратегии МСП себе на сайт



Разместить

Новые интервью

Александр Жириков: России требуется технологическая революция, а не импортозамещение

Александр Жириков: России требуется технологическая революция, а не импортозамещение

Кризис, санкции, падение цен на нефть, безусловно, оказали влияние на экономику России. Был взят курс на импортозамещение и диверсификацию экономики – стандартное решение, к которому прибегали почти все страны. Читать далее >>

Нина Поличка: "Образование может являться главным ресурсом развития страны"

Нина Поличка: "Образование может являться главным ресурсом развития страны"

Большинство реформ, которые сегодня осуществляются в стране, имеют «образовательную составляющую». В принципе здесь ничего нового нет, потому что реформы всегда требовали от граждан овладения новыми знаниями и умениями.

Читать далее >>

Юрий Трутнев: Приморье занимает второе место по количеству желающих получить «дальневосточный гектар»

Юрий Трутнев: Приморье занимает второе место по количеству желающих получить «дальневосточный гектар»

В совещании приняли участие замминистра РФ по развитию ДВ Сергей Качаев, губернатор Приморья Владимир Миклушевский, представители региональной администрации. Читать далее >>
Другие интервью