Горячие темы: Мегапроекты Востока России
  1. Кого из правительства Хабаровского края Вы считаете профессионально компетентным?
    1. Александр Кацуба - 12 (14%)
       
    2. Александр Федосов - 9 (11%)
       
    3. Виктор Калашников - 8 (10%)
       
    4. Юрий Чайка - 7 (8%)
       
    5. Анатолий Литвинчук - 7 (8%)
       
    6. Алла Кузнецова - 6 (7%)
       
    7. Сергей Федоров - 5 (6%)
       
    8. Игорь Аверин - 4 (5%)
       
    9. Николай Крецу - 4 (5%)
       
    10. Светлана Петухова - 4 (5%)
       
    11. Дарий Тюрин - 3 (4%)
       
    12. Сергей Желонкин - 3 (4%)
       
    13. Юрий Минаев - 2 (2%)
       
    14. Владимир Хлапов - 2 (2%)
       
    15. Константин Пепеляев - 2 (2%)
       
    16. Станислав Заливин - 2 (2%)
       
    17. Максим Пешин - 1 (1%)
       
    18. Александр Витько - 1 (1%)
       
    19. Семен Экшенгер - 1 (1%)
       
    20. Александр Ермолин - 1 (1%)
       
    21. Александр Шабовта - 0 (0%)
       

Проекты


На заседании Правительства РФ обсудили проект государственной программы социально-экономического развития Дальнего Востока

На заседании Правительства РФ обсудили проект государственной программы социально-экономического развития Дальнего Востока

■22-03-2013, Mega-mir.com

Д.Медведев: Уважаемые коллеги! Мы сегодня с вами обсудим проект государственной программы социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона, который долго и с напряжением готовился, не без труда. Но сегодня мы посмотрим на результаты. Главная цель программы, естественно, планомерное развитие важнейшей части нашей страны, причём ускоренно планомерное.

В последние годы мы занимаемся улучшением качества жизни наших граждан и стараемся максимальное внимание уделять дальневосточникам именно в силу того, что жизнь там трудная и в 1990-е годы происходили очень сложные процессы, да и сейчас хватает проблем. Именно поэтому в рамках работы нового Правительства мы начали с создания Министерства по Дальнему Востоку. Все руководители страны – и Президент, и премьер, члены Правительства регулярно совершают рабочие поездки в регион, чтобы лично следить за тем, как идут дела и как решаются накопившиеся проблемы.

Действительно, реализовано несколько очень крупных инвестпроектов, которые позволяют менять ситуацию к лучшему, включая такие крупные проекты, как две очереди нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан, автодорога Чита–Хабаровск, космодром Восточный строится. И конечно, нельзя не вспомнить подготовку к саммиту АТЭС, которая в конечном счёте имела своей целью не показать, что Дальний Восток красивый и благополучный, а сделать просто его более комфортным для наших людей. Надеюсь, что как минимум частично этой цели мы достигли.

В состав государственной программы включены две федеральные целевые программы – «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2018 года» и «Социально-экономическое развитие Курильских островов на период до 2015 года» – и 12 подпрограмм, которые охватывают основные направления развития территории.

Инвестиции должны быть вложены в транспортную, энергетическую и социальную инфраструктуры, причём нужно стараться делать это без перекосов. Нам одинаково там нужны и дороги, и мосты, и порты, и в то же время школы, больницы, детские сады и, конечно, новые рабочие места. Это и должен быть итог реализации программы.

Много было споров о финансировании. Мы выходим сейчас на общую цифру финансирования, которая, конечно, очень большая, беспрецедентно большая – более 10 трлн рублей. Это колоссальная сумма, но она распадается на государственное финансирование, заёмные средства (они также должны использоваться) и, конечно, частные инвестиции. Ещё раз говорю, об этом мы ещё обязательно поговорим дальше и проведём необходимые согласования.

Что же касается расходов на ФЦП, то в настоящий момент эти расходы на период 2014–2020 годов должны составить минимум около 250 млрд рублей. Очень значительная часть, бо́льшая часть финансирования – внебюджетные средства или инвестиционные средства компаний. Поэтому серьёзную поддержку этим проектам должен оказать Фонд развития Дальнего Востока и Байкальского региона (и другие институты развития). В конце прошлого года он был докапитализирован на 15 млрд рублей. Нужно начинать использовать этот ресурс.

заседание правительства

Для повышения инвестиционной привлекательности Дальнего Востока и Байкальского региона готовятся изменения в Налоговый кодекс. Они предусматривают налоговые льготы для новых проектов и в марте должны быть направлены в Государственную Думу.

Подчеркну, что большинство механизмов льготного налогообложения начнёт действовать на региональном уровне. Понятно, что создание благоприятного делового климата, стимулирование экономического роста во многом зависит от работы губернаторского корпуса, от того, насколько конструктивно взаимодействие предпринимательского сообщества и региональной власти. Но Правительство всё равно должно самым внимательным образом следить за активностью региональных властей и в случае необходимости вмешиваться в ситуацию, принимать необходимые решения, обсуждать существующие проблемы.

Планируются модернизация транспортных магистралей, включая Транссибирскую магистраль и БАМ, строительство и реконструкция автомобильных дорог, аэродромов, морских портов. Это должно позволить переключить на восточные регионы часть грузопотоков по маршруту Азия–Европа–Азия, и получить новые источники доходов.

Одна из главных целей программы – принципиальное улучшение социально-демографической ситуации на Дальнем Востоке. Каждый раз, когда мы приезжаем на Дальний Восток, поражаемся не только масштабам региона, но и, к сожалению, количеству людей, которые проживают там. Оно никогда не было, конечно, сверхъестественно большим, плотности населения большой там никогда не наблюдалось – это, в общем, одна из черт нашей страны. Но в любом случае сегодня мы должны понимать, какие вызовы содержит в себе то, что сегодня 45% площади страны – на этой территории проживает 7,5% населения России. Это должно просто быть постоянным побудительным мотивом для принятия разных решений, и не только экономических, естественно. Медицинская помощь, образование, современное жильё, возможность посещать Центральную Россию – это именно то, что также должно происходить в рамках программы, и в конечном счёте жители Дальнего Востока должны чувствовать улучшение качества жизни – это важнейший приоритет.

Также хочу отметить программу развития Курильских островов. Надо акцентировать внимание на конкурентных преимуществах территории – на богатейших биоресурсах этого региона, на туристическом потенциале. Известно, что в реализации совместных проектов заинтересованы бизнесмены из стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Там нужно строить новые предприятия, новые рыбозаводы, в том числе налаживать, конечно, бесперебойное общение с материком. Иными словами, люди, которые там живут, должны быть обеспечены нормальной работой и нормальными условиями для жизни.

Нужны современные технологические и организационные решения. Развитие Дальнего Востока – это приоритет работы Правительства, ещё раз на это обращаю внимание, поэтому дальнейшая работа после сегодняшнего заседания, ближайшая будет продолжена в рамках государственной комиссии, которую я проведу в Якутске в начале апреля. На заседание приглашён один из губернаторов региона – губернатор Амурской области Олег Николаевич Кожемяко. Я потом дам слово ему.

И ещё одну тему затрону. Мы рассмотрим проект федерального закона «Об основах социального обслуживания населения». Чувствительная и важная тема. Закон долго достаточно обсуждался. Надо напомнить, что ежегодно социальным обслуживанием пользуется более 34 млн наших граждан – это пожилые люди, это инвалиды, это люди с детьми. И до сих пор эта сфера регулируется документом 1995 года, а проблем в этой области предостаточно. Например, сохраняется очередь на социальное обслуживание пожилых людей в стационаре и на дому. Эта очередь измеряется десятками тысяч человек. Качество услуг – постоянная тема претензий, которые предъявляются нашими гражданами, и та модель, которая существует, не позволяет удовлетворить спрос наших граждан.

Принципиальное повышение качества институтов социальной сферы – это один из приоритетов, которые у нас реализуются в рамках Основных направлений деятельности Правительства России до 2018 года. Законопроект формирует единые требования и закладывает основу для развития отрасли. Он прошёл, как я уже сказал, экспертное обсуждение на самых разных площадках – на интернет-портале Минтруда, на Открытом правительстве, в субъектах Федерации, в Общественной палате. Высказанные предложения в значительной мере нашли своё отражение в законопроекте. И конечно, очень важен будет мониторинг за тем, как этот закон применяется.

Прежде чем начать работу, давайте поздравим Сергея Викторовича Лаврова. Хоть у него и день рождения, но он пришёл на заседание Правительства, сидит тихонько. Сергей Викторович, мы вас поздравляем, желаем вам здоровья и успехов!

С.Лавров (Министр иностранных дел): Спасибо большое! Я просто не знал, что в день рождения можно не приходить.

Д.Медведев: Спросить надо было.

Так, прошу, Виктор Иванович Ишаев.

В.Ишаев (Министр по развитию Дальнего Востока – полномочный представитель Президента в Дальневосточном федеральном округе): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Во исполнение указов и поручений Президента Российской Федерации, положений его послания Федеральному собранию, решений и поручений Правительства Российской Федерации по вопросам создания условий ускоренного развития Дальнего Востока и Байкальского региона, нами подготовлен и представлен проект государственной программы.

Действительно, первые упоминания о разработке программы были в 2009 году. Мы получили поручение на его разработку 29 ноября 2012 года, через два месяца в первом варианте, достаточно сыром, она уже была представлена для обсуждения в комиссии, министерства и ведомства. Программа должна стать основным инструментом развития макрорегиона. Мы считаем, что задача этой программы не только в развитии региона, как уже было здесь сказано, а также в создании условий для развития российской экономики в целом. Создаётся новая точка роста, я бы назвал это восточным вектором развития российской экономики. Приоритет восточного вектора в развитии российской экономики определён состоянием мировой экономики на данном этапе. Развивающийся кризис системный в Европе подталкивает Россию, конечно, не теряя своих позиций в Европе, более активно развивать сотрудничество со странами АТР как наиболее успешно развивающимся регионом. При этом Дальний Восток не должен выполнять роль буфера, а должен сегодня выполнять роль контактной зоны. Дальний Восток должен стать ключевым звеном интеграционных процессов, стать фасадом России в Азиатско-Тихоокеанском регионе, но для этого необходимо радикально изменить модель экономического и социального развития макрорегиона.

Основной особенностью, характеризующей современное социально-экономическое положение российского Дальнего Востока и Байкальского региона, является несопоставимость потенциальных возможностей и реального уровня его развития. За последние годы достигнут определённый прогресс в развитии. Государственные инвестиции, направляемые в регион в рамках реализации программ развития, принесли свои плоды. Созданные и создаваемые с их помощью транспортная, энергетическая и социальная инфраструктуры способствовали увеличению темпов роста макрорегиона даже в условиях мирового кризиса, то есть мы не опускались ниже темпов роста, равных нулю. В то же время, несмотря на то что в последние годы темы экономического развития востока России выше среднероссийских, его основные экономические показатели, а также показатели, характеризующие уровень жизни населения, значительно хуже, чем в среднем по Российской Федерации (слайды 2–3).

Сохраняется отставание в накопленных темпах добавленной стоимости на территории Дальнего Востока. В 2008 году разрыв увеличился до 37 процентных пунктов. В результате мощных инвестиций в последние годы разрыв удалось сократить до 13,1 процентных пункта, но при условии сокращения инвестиций разрыв в уровнях развития будет только нарастать.

Основными ограничениями развития региона являются сформированные в предыдущие десятилетия условия развития. Прежде всего это неразвитость производственной, транспортно-логистической и социальной инфраструктур, где основным фактором является высокий уровень тарифной составляющей в производственном цикле и, как следствие, повышение себестоимости и снижение конкурентоспособности выпускаемой продукции.

Из-за низкого уровня и качества жизни продолжается отток населения. Продолжается примитивизация структуры экономики региона, закрепляющая его в роли сырьевого придатка более динамично развивающихся государств.

В разные исторические периоды (на слайде 5 это видно) государством был принят ряд нормативных документов, утверждающих программу развития макрорегиона. Но, как вы видите на слайде, далеко не все и не в полном объёме были выполнены, что и обусловило отставание региона.

Представленный проект государственной программы разработан на научной основе. К его подготовке были привлечены специалисты фонда «Центр стратегических разработок», организации Российской академии наук. Сценарные условия, целевые показатели, индикаторы развития по отраслям, по субъектам и субрегиона в целом были рассчитаны Институтом народнохозяйственного прогнозирования РАН. Большой вклад в создание программы внесли субъекты региона и коллеги из других министерств и ведомств.

В целях реализации поставленной Президентом Российской Федерации задачи обеспечения ускоренного развития Дальнего Востока при разработке проекта госпрограммы использовался сценарий форсированного развития макрорегиона, определены основные цели госпрограммы. Вы уже, Дмитрий Анатольевич, называли, но я более подробно скажу.

Первое. Сформировать условия для ускоренного развития Дальнего Востока, превратив его в конкурентоспособный регион с диверсифицированной экономикой, в структуре которой преобладает высокотехнологичное производство с высокой добавленной стоимостью. Формируя условия для ускоренного развития Дальнего Востока, создать дополнительные возможности для развития экономики России.

Второе. Кардинальное улучшение социально-демографической ситуации на территории Дальнего Востока и Байкальского региона, создание условий для закрепления постоянного населения, обеспечения миграционного прироста, прежде всего за счёт квалифицированных специалистов, обеспечения на территории макрорегиона среднеевропейского уровня жизни.

Предложенный вариант госпрограммы обеспечивает выполнение поручений Президента Российской Федерации, решений Правительства Российской Федерации по вопросам развития Дальнего Востока и Байкальского региона, а также обеспечит его опережающее развитие.

Проект государственной программы, как уж было сказано, состоит из двух федеральных целевых программ – «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2018года» и «Социально-экономическое развитие Курильских островов Сахалинской области до 2015 года», а также 12 подпрограмм. Но я сразу хотел бы сказать, что ФЦП до 2018 года нами пока не принята, программа возвращена. Я полагаю, и хотел бы, чтобы это нашло какое-то решение, может быть, в протокольном поручении, всё-таки утвердить в согласованных объёмах, там суммы несколько иные, но тем не менее просьба такая. И дальше у нас в программу не попали (это то как раз, на чём Вы заостряли внимание) – модернизация Транссиба, строительство второй линии БАМа и также ряд энергетических объектов. Я просил бы дать поручение, чтобы мы начали работать в этом направлении, причём реализация этих проектов по-хорошему должна начинаться с 2014 года.

Распределение ассигнований федерального бюджета в разрезе подпрограмм представлено на слайде №8. При этом 88% расходов федерального бюджета по госпрограмме предполагается направить на развитие инфраструктуры, в том числе 49% – на транспортную, 19% – на энергетическую, 13% – на социальную, 7% – на коммунальную инфраструктуру и обеспечение экологической безопасности. Источниками финансирования мероприятий госпрограммы являются, как Вы уже говорили, Дмитрий Анатольевич, 36% только объёмы инвестиций – это федеральный бюджет, 61% – внебюджетные средства, на долю консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации приходится только 3%.

Проект государственной программы структурирован по двум направлениям – отраслевому и территориальному и рассматривает макрорегион как единый народно-хозяйственный комплекс. При этом территориальный подход обеспечивает формирование крупных комплексных инвестиционных проектов, обеспечивая создание точек роста макрорегиона. В то же время комплексно-инвестиционные проекты состоят из объектов, сгруппированных подпрограммой, сформированных по отраслевому принципу. На территории Дальнего Востока и Байкальского региона планируется реализовать 23 комплексных инвестиционных проекта, которые обеспечат более трети прироста ВРП в макрорегионе. Эти комплексные инвестиционные проекты (для простоты я их буду просто называть КИПами) станут основными точками экономического роста региона. Совокупный бюджетный эффект от реализации КИПов в период до 2025 года составит более 5 трлн рублей, что в 1,3 раза превышает потребность в бюджетных инвестициях, что уже обеспечивает возвратность вложений.

Также необходимо отметить, что многие КИПы имеют значительный инвестиционный цикл, и налоговая отдача от них, конечно, будет за пределами 2025 года и увеличена многократно. Реализация КИПов создаёт значительный мультипликативный эффект в экономике. В частности, развитие инфраструктуры позволит более полно вовлечь в хозяйственный оборот минерально-сырьевую базу макрорегиона и только в рамках минерально-сырьевого кластера привлечь 2,3 трлн внебюджетных источников.

Только в рамках реализации КИПов будет создано порядка 200 тыс. высокопроизводительных рабочих мест. С учётом мультипликатора занятости в сфере услуг и смежных отраслей промышленности потребуется создать дополнительно более 500 тыс. рабочих мест. При этом доля квалифицированных работников в экономике макрорегиона должна вырасти на 10% и составить 40,7% к 2025 году.

При успешной реализации мероприятий госпрограммы её целевые показатели в 2025 году в соотношении с 2011 годом составят: рост совокупного ВРП в макрорегионе в 2,2 раза, доля макрорегиона в структуре ВВП вырастет до 8,8%, доля обрабатывающих производств вырастет до 8,3%, доля макрорегиона в доходах консолидированного бюджета Российской Федерации увеличится: сегодня – 3,7, вырастет до 4% в 2025 году. Ожидаем, что продолжительность жизни увеличится почти на шесть лет, численность населения макрорегиона должна вырасти на 1,1 млн человек и достичь 11,9 млн человек. Уровень заработной платы к среднему по России станет выше на 25%.

В заключение ещё раз хочу отметить, что реализация государственной программы «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона» не только сформирует условия ускоренного развития макрорегиона и комфортные условия жизни на его территории, но и создаст мощную базу для роста экономики России в целом. Мы посчитали: только дополнительный прирост валового внутреннего продукта Российской Федерации составит 0,3 процентных пункта ежегодно, что к 2025 году составит прирост 2,3% – в деньгах это 20,6 трлн рублей дополнительно.

Представленный проект госпрограммы был обсуждён на общественном совете Минвостокразвития, размещён для открытого доступа на сайте Открытого министерства. Проект согласован со всеми субъектами макрорегиона, с большинством заинтересованных министерств. Мы для интереса направили его в различные организации и получили ряд отзывов. Кто нам присылал отзыв? Российская академия наук, экспертный совет рассматривал, дал положительный отзыв, Юрий Сергеевич Осипов (президент РАН) подписал, Институт Дальнего Востока Академии наук, Институт проблем нефти и газа, нефтяная компания «Роснефть» – подписал Сечин (И.Сечин – президент государственной нефтяной компании «Роснефть»), Российский союз промышленников и предпринимателей – подписал Шохин Александр Николаевич (президент Общероссийского объединения работодателей «Российский союз промышленников и предпринимателей»), акционерное общество «Роснано» – подписал Чубайс (А.Чубайс – генеральный директор государственной корпорации «Российская корпорация нанотехнологий»), Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, Всемирный банк, Исследовательский институт Номура (Япония), Государственный банк развития Китая, Институт экономической политики имени Гайдара. Это не все представленные заключения, но все они положительные, там есть и достаточно интересные замечания, над которыми предстоит ещё работать.

Хочу особо отметить, что программа является не только экономическим, но и политическим документом, планом действий государства на востоке России. Наши потенциальные инвесторы и партнёры с большим вниманием отслеживают работу по подготовке программы, делая свои выводы об инвестиционной привлекательности макрорегиона.

Проект представлен. Прошу поддержать. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Виктор Иванович.

Уважаемые коллеги, члены Правительства, кто хотел бы взять слово сначала? Давайте начнём, как обычно, с Минфина, потом Минэкономразвития, потом другие.

А.Силуанов (Министр финансов): Спасибо. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Мы программу не смогли согласовать: считаем, что она ещё нуждается в доработке. В первую очередь, конечно, речь идёт о ресурсном обеспечении. За счёт федерального бюджета, как было сказано, предусмотрено финансирование в сумме 3,8 трлн рублей, что примерно в 14 раз превышает те расчётные возможности, которые мы определили исходя из проекта долгосрочного бюджета. Кроме того, хотелось бы отметить, что в программе предусмотрен достаточно низкий уровень внебюджетных источников финансирования. Предположим, по развитию транспортной инфраструктуры из предполагаемого объёма 1 трлн 668 млрд внебюджетные источники составляют 21 млрд, или 1,3%. При этом даже внебюджетных источников на подпрограмму развития агропромышленного комплекса в 3 с лишним раза больше, чем на транспортную инфраструктуру, и в 1,5 раза больше внебюджетных источников предусмотрено привлечь в развитие рыбопромышленного комплекса, то есть как будто транспортная инфраструктура не является приоритетом и там нет проектов, в которых мог бы участвовать бизнес. Есть, конечно.

Кроме того, мы рассчитали, что расходы на программу «Дальний Восток–Забайкалье» в первую очередь должны быть учтены в отраслевых госпрограммах. Да, действительно у нас большая часть таких госпрограмм уже принята, но в этих программах есть нераспределённые ресурсы, с одной стороны, а с другой стороны, мы считаем, что такой приоритет должен быть основанием для уточнения уже принятых госпрограмм, поскольку считаем, что действительно это приоритет развития этой территории.

Следующее замечание, которое мы тоже высказывали, – это содержащиеся предложения о налоговых преференциях. Они заметно шире, чем те, о которых мы договаривались здесь, в Правительстве, и на совещании специально по Дальнему Востоку под руководством Президента Российской Федерации. Они касаются и дополнительных преференций в части налога на добавленную стоимость, амортизационной политики налогов и сборов, которые выходят за наши договорённости, касающиеся преференций в части налога на прибыль по гринфилдам, налогу на имущество тоже по гринфилдам, поэтому в этой части у нас существенные замечания сохранились.

Кроме того, Дмитрий Анатольевич, в программе предусмотрен значительный объём предоставления госгарантий, причём по таким принципам, которые, по нашим оценкам, приведут к тому, что в конечном счёте неисполнение обязательств приведёт к обращению к федеральному бюджету за исполнением этих госгарантий. На наш взгляд, система госгарантий может быть задействована, но в таком формате, что по сути дела подставляется плечо под реализацию проектов в случае недостаточности обеспечения при финансировании кредитов коммерческих банков и так далее. Госгарантия не может являться замещающим источником бюджетного финансирования. Здесь, к сожалению, именно в таком формате предусматривается предоставление гарантий, поэтому мы здесь сохраняем наши отдельные соображения и замечания.

Конечно, основная задача, я согласен, это развитие транспортной инфраструктуры, в первую очередь Транссиба и БАМ. Именно на эту цель должны быть направлены, сконцентрированы основные ресурсы этой программы. Мы считаем, что сначала должна быть осуществлена расшивка тех узких мест, которые не позволяют обеспечить требуемое транспортное сообщение, поскольку все мы знаем о том, что те проблемы, которые сегодня существуют, по сути дела мешают и товарообороту, и транспортному сообщению между востоком и западом. Именно сначала, на наш взгляд, необходимо расшить узкие места, туда направить средства, причём средства и частных инвесторов, потому что целые ряды отрезков транспортной инфраструктуры могут быть окупаемыми (это показывает практика реализации такого рода проектов), и, конечно, средства бюджета. Мы считаем, что и в рамках программы развития транспортной системы должны быть выделены специальные средства на финансирование столь значимого мероприятия в программе развития Дальнего Востока и Забайкалья. Конечно, это должны быть средства институтов развития, безусловно, но, ещё раз повторюсь, и бюджетного финансирования, поэтому, уважаемый Дмитрий Анатольевич, мы считаем, что нам всё-таки нужно исходить из реалий и необходимо ещё посмотреть и поработать с программой. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо. Пожалуйста, Андрей Рэмович (обращаясь к А.Белоусову).

А.Белоусов (Министр экономического развития): Спасибо. Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Где-то разделяя, может быть, такой пессимизм Антона Германовича (Силуанова), я всё-таки хочу сказать, что программа уникальна не только по объёмам финансирования, но и по масштабу задач, которые она решает, по срокам, по охвату территорий и так далее. Понятно, что при таких посылках данная программа не может не быть рамочной. С учётом того, что в сентябре, как предусмотрено проектом протокольного решения, мы снова вернёмся к этой программе и её откорректируем уже с уточнением ресурсных объёмов, объёмов финансирования, – мы её поддерживаем.

Я хотел бы сказать и поддержать Виктора Ивановича (Ишаева) прежде всего в том, что всё-таки должно быть некое ядро, с которого нам нужно начинать стартовать. Безусловно, это ядро инфраструктурное, в том числе это энергетические объекты. Мы поддерживаем Виктора Ивановича Ишаева в том, что действительно нужно как можно быстрее принять ту федеральную целевую программу, которая является сегодня, как я уже сказал, таким операциональным ядром рассматриваемой государственной программы. Да, она стоит достаточно дорого – это примерно 100 млрд рублей в год до 2018 года, но она детально проработана – в ней есть конкретные объекты, все необходимые обоснования. В принципе у нас есть все возможности и предпосылки, для того чтобы сегодня в нашем решении отразить необходимость принятия этой программы и предусмотреть соответствующие объёмы финансирования в проекте бюджета 2014–2016 годов, к разработке которого мы уже практически приступили. Кроме того, я полностью здесь солидарен с Антоном Германовичем в том, что надо действительно предусмотреть финансирование развития БАМ и Транссиба. Сегодня пропускная способность БАМ по оценкам экспертов примерно в 7 раз ниже того объёма грузов, который мог бы перевозиться, если бы пропускная способность не сдерживала перевозки. Потенциальный объём перевозок грузов в год, если не ошибаюсь, составляет порядка 100 млн т. И без расшивки этого узкого места мы, безусловно, не сможем реализовать крупные сырьевые проекты, которые составляют каркас стратегического экономического развития данного макрорегиона. Проект достаточно дорогостоящий. Минтранс сделал расчёты, они внесены в том числе в наше министерство. Но мы считали бы, что уже в этом году нужно начать финансирование разработки проектно-сметной документации, просто для того чтобы синхронизировать развитие БАМ и Транссиба с теми задачами, которые предусмотрены в госпрограмме, и вписаться в период 2014–2018 годов уже не только с затратами, но и с результатами. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Андрей Рэмович. Пожалуйста, Денис Валентинович (обращаясь к Д.Мантурову – Министру промышленности и торговли).

Д.Мантуров: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, мы считаем, что программа очень важная и нужная. Соответственно, без развития индустриальных объектов и объектов торговли невозможно в целом решить проблему развития Дальнего Востока и Восточной Сибири, но по какой-то случайности мы не были включены в состав исполнителей этой программы, поэтому те замечания, которые у нас есть, которые тоже важно было бы включить в процессе доработки… Я бы попросил во второй пункт сегодняшнего протокольного решения включить наше министерство в соисполнители. В целом мы программу поддерживаем. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо. Пожалуйста, Максим Юрьевич.

М.Соколов (Министр транспорта): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Поддерживаем необходимость скорейшего принятия программы. Хочу сказать, что мы всё-таки не по всем объектам транспортной инфраструктуры нашли полное взаимопонимание, но в рамках работы по её корректировке осенью этого года обязательно выйдем на полное взаимопонимание. Конечно же, хочу поддержать и Виктора Ивановича (В.Ишаева), и Андрея Рэмовича (А.Белоусова) в части необходимости начала финансирования работ по проектированию важнейших транспортных объектов, в первую очередь БАМа и Транссиба, реконструкции отдельных участков, наиболее ограничивающих сегодня продвижение грузов по этим магистралям, уже начиная с этого года.

Что касается проекта протокольного решения, то также поддерживаю его. Хотел бы сделать небольшое уточнение во втором пункте, второй абзац, где говорится как раз в том числе о Транссибе и БАМе, а также строительстве и реконструкции некоторых дорог, и упоминается в рамках этой программы дорога Хабаровск – Владивосток – трасса «Уссури». Мы проверили информацию – эта дорога у нас полностью закрыта общим объёмом финансирования более 80 млрд рублей в нашей госпрограмме развития транспортной системы, тем более что объекты по программе развития транспортной системы в объёме более 1 трлн рублей упоминаются здесь, в аналитической части данной программы. Поэтому просим просто перенести упоминание про эту дорогу в аналитическую часть, поскольку финансирование на неё полностью предусмотрено.

Д.Медведев: Хорошо. Есть ещё люди, которые хотели бы выступить? Да, конечно, пожалуйста, Игорь Иванович (обращаясь к И.Шувалову).

И.Шувалов (Первый заместитель Председателя Правительства): Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! После совещания под Вашим руководством, когда мы рассматривали материалы, подготовленные Министерством по развитию Дальнего Востока, мы продолжили споры и по объёму финансирования, и по тем мероприятиям, которые должны быть включены в эту программу. Поскольку сегодня Министром финансов были озвучены те же замечания, которые были представлены и на совещании у Вас, Дмитрий Анатольевич, мы предметно эти замечания изучали и по ним проводили дискуссию.

Что бы хотелось отметить? Что к настоящему моменту подготовлен этот текст, он не изменялся до последнего момента практически, и на самом деле это серьёзный программный документ. Все программы, которые мы до настоящего момента принимали… Мы всё же исходили в Правительстве из того, что государственная программа к настоящему моменту не является основанием для бюджетных расходов. Это состояние временное, я надеюсь, что Министерство финансов в течение этого года, 2013 года, проведёт работу и завершит её, с тем чтобы государственная программа вместе с ФЦП стала основанием для бюджетных расходов. Пока же мы с вами в государственные программы вносим мероприятия, на которые у нас предусмотрены нашим финансовым бюджетным планом денежные средства или таких средств у нас с вами пока нет, и мы имеем эти спорные «звёздочки» – если возможности экономики позволят нам получать дополнительные доходы, мы позволим себе эти расходы или нет. Поэтому в том виде, в котором программа существует сегодня, это одна из лучших программ, поскольку она действительно в себя вобрала то, что было уже по другим отраслевым программам предусмотрено и принято Правительством, а также те мероприятия, которые исключительно содержатся в тексте только этой программы. О таком подходе мы договорились, Дмитрий Анатольевич, у Вас на совещании, Вы дали указание, что это не просто компиляция других отраслевых программ, но отдельные мероприятия по совокупности. Это должна быть программа, отвечающая на вопросы и задачи развития этого макрорегиона. Докладываю вам, что, по мнению и экспертов, и членов Правительства, которые принимали в этой работе участие, эта программа таким целям отвечает.

По финансированию. Действительно заявлены очень большие средства. И у нас в настоящий момент в проектах этих двух федеральных целевых программ, о которых Вы сказали, включая программу по развитию Курильских островов, к настоящему моменту не предусмотрены средства в том числе на транспортные объекты – на Транссиб и БАМ. Андрей Рэмович сказал, что нам надо порядка 100 млрд рублей в год. Эти цифры пока Министерство финансов не согласовывает, однако без расходов на то, чтобы и БАМ, и Транссиб завершить в 2016 году, мы не сможем и другие мероприятия по программе исполнять. Нам необходимо так предусмотреть средства именно в этих ФЦП, чтобы в 2016 году эти проблемы уже были решены и транспортная инфраструктура, включая Владивосток–Находку, Хабаровск–Владивосток и Транссиб и БАМ. Эти вопросы к 2016 году, в 2016 году нам необходимо решить.

Дмитрий Анатольевич, я прошу поддержать министерство и утвердить программу в целом в настоящий момент, и в срок до 2 апреля (или в какую дату состоится заседание Государственной комиссии под Вашим руководством), чтобы мы окончательно обсудили и мероприятия этой программы и доработали уже источники финансирования по отдельным мероприятиям, а Вы могли бы тогда уже после заседания Государственной комиссии решение Правительства подписать. Но я прошу подходы министерства и материалы, которые представлены сегодня, одобрить.

Д.Медведев: Спасибо, Игорь Иванович.

Так, ну что? Да, я помню, просто нужно, чтобы высказались члены Правительства, потому что обычно у нас споры не с губернаторами, а между собой. Но это, в общем, нормально.

Пожалуйста, прошу (обращаясь к О.Кожемяко).

О.Кожемяко (губернатор Амурской области): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники заседания! Мы внимательно ознакомились с проектом государственной программы, разрабатываемой Минвостокразвития России. В ней в полной мере отражены основные направления развития Дальнего Востока, касающиеся модернизации инфраструктуры, создания благоприятного инвестиционного климата и комфортных условий жизни дальневосточников. Проект госпрограммы обсуждался в Межрегиональной ассоциации «Дальний Восток и Забайкалье», согласован со всеми губернаторами с рядом корректировок по объектам.

Абсолютно согласен с Вами, Дмитрий Анатольевич, что для ускоренного развития Дальнего Востока и Байкальского региона необходимы как масштабные государственные инвестиции средств федерального бюджета, так и частные, которые будут носить точечный характер и будут направлены в зоны роста, обозначенные в госпрограмме как комплексные инвестиционные проекты развития территорий. Однако эффект прямой государственной поддержки необходимо усилить новыми институциональными мерами. Имею в виду льготное налогообложение и доступность долгосрочных заёмных средств.

Что происходит сейчас? Все мы знаем, что Инвестиционный фонд работает с 2006 года с объёмом 1,2 трлн рублей, 52 проекта там реализуется, из них только три дальневосточных. Фонд развития Дальнего Востока и Байкальского региона создан 1,5 года назад. Несмотря на его докапитализацию с 500 млн рублей до 15 млрд институтом развития так и не стал. В основном он работает в сегменте небольших коммерческих проектов, способных выполнить основные условия фонда – высокую доходность, быструю окупаемость и двойное финансовое и имущественное, залоговое обеспечение. Только для возврата инвестиций фонду доходность проекта должна быть более 10%, а с учётом интереса инвесторов – 30–40%. Конечно, таких проектов на Дальнем Востоке будут единицы.

Во исполнение поручений Правительства Российской Федерации профильным министерством были подготовлены изменения в Налоговый кодекс в части предоставления льгот по налогу на прибыль для инвестиционных проектов. Однако, на наш взгляд, законопроект содержит значительное количество ограничительных мер, блокирующих получение налоговых преференций инвесторами. Так, инвестпроект должен осуществляться только в формате «гринфилд», но такие проекты, как правило, капиталоёмкие, с длительным сроком строительства, в отличие от браунфилда, то есть строительства прирощенных мощностей на существующих площадках. Там также предусмотрено следующее требование: земельные участки для реализации инвестпроекта должны иметь общую границу, что при наших территориях неприемлемо, так как сырьё может быть в одном месте, а инфраструктура и кадры за 100 км. Также это один инвестор, один инвестиционный проект, причём без соинвестора, а инвестиционные проекты по переработке сельхозпродукции вообще не имеют права на льготное налогообложение. Необходимо отдавать себе отчёт, что в случае принятия таких изменений в Налоговый кодекс крупный, финансово состоятельный инвестор на Дальний Восток никогда не придёт. Мы и сейчас разговариваем с инвесторами, они нам говорят: «Нам что, продать свои предприятия, уехать, а потом по новой регистрироваться, чтобы получить эти налоговые льготы?» И введение системы налоговых льгот необходимо прежде всего для тех, кто уже сегодня работает на Дальнем Востоке, знает его специфику, имеет кадровый инженерный потенциал, для приращения новых мощностей, модернизации производства при условии сохранения существующей налоговой базы. И здесь можно привести пример наших соседей. Налоговые льготы и доступность кредитных ресурсов позволили быстро возродить старую промышленную базу северо-восточной провинции Китая, где стоимость кредитных ресурсов составляла 0,5%, и только в соседней провинции Хейлунцзян было создано 28 свободных экономических зон.

В результате вдоль российско-китайской границы был создан мощный индустриальный пояс, сориентированный на переработку российского сырья и поставки в Россию уже продукции с высокой добавленной стоимостью. Эти механизмы поддерживаются государственными институтами, что обеспечивает экономическую безопасность Китая. Я думаю, что нам необходимо тоже учитывать и внедрять такой опыт.

Как Вы сказали, Дмитрий Анатольевич, для закрепления населения на Дальнем Востоке необходимо выполнить главные задачи – решить вопросы и с работой, и с жильём. Последние годы, к слову надо сказать, начала активно работать программа по переселению из ветхого и аварийного жилья, и большую помощь дальневосточникам оказывает Фонд содействия развитию ЖКХ. Безусловно, эту программу нужно продолжать, но есть и другие инструменты и механизмы.

Для обеспечения жильём дальневосточников предлагаем создать дальневосточное федеральное ипотечное агентство с уставным капиталом из средств федерального бюджета. Оно необходимо для реализации специальных программ ипотечного кредитования для многодетных семей, для молодых семей, для бюджетников в части удешевления процентных ставок и по самому телу кредита, и первоначального взноса, и длительности предоставления кредита. Этот механизм обязательно нужно внедрять.

Ещё один вопрос, требующий принципиального решения, – это софинансирование субъектами федеральных целевых программ. Как вы знаете, бюджеты дальневосточных субъектов в большей степени, в большинстве своём глубоко дотационны, и часто нам не хватает средств на софинансирование федеральных целевых программ. Программы не выполняются, деньги становятся неосвоенными, объекты стоят. Предлагаем для субъектов Дальнего Востока снизить размер софинансирования до 0,5% на 5–10 лет в рамках реализации госпрограммы по развитию Дальнего Востока, что позволит нам участвовать в программах, а также исполнять финансово ёмкие указы Президента Российской Федерации. Все эти механизмы должны стать движущей силой нашей программы, и, к сожалению, без этих механизмов программа будет работать только наполовину, а задачи, поставленные и Президентом, и Правительством Российской Федерации по развитию Дальнего Востока, могут быть не исполнены. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Олег Николаевич. Не могу согласиться с последним тезисом – задачи, поставленные Президентом и Правительством по развитию Дальнего Востока, не могут быть не исполнены, поэтому пора ставить точку в дискуссии о программе. Я понимаю все сложности, с которыми мы сталкиваемся, понимаю резоны Минфина – здесь много справедливого, – понимаю определённые недоработки, которые существуют. Но если мы не завершим сейчас эту работу над базовыми параметрами государственной программы, мы вообще ничего делать не сможем. Олег Николаевич сейчас правильно сказал: ведь у нас пока ни один институт нормально не работает для развития Дальнего Востока. Вот этот фонд не стал пока институтом развития. Есть какие-то деньги, они выросли, что-то там делается, но полноценного развития не происходит. Значит нужно и денег добавлять и требовать от института, чтобы он работал именно как институт развития. Если это невозможно сделать в рамках, например, Внешэкономбанка, давайте ему другой статус дадим – некоммерческой организации, ещё чего-то, – но он должен работать.

Теперь ещё одна тема, которая губернатором была обозначена, – это льготы. Мы сейчас с вами создаём некую рамку для того, чтобы привлечь туда инвесторов. Это нужно сделать обязательно. У нас нет возможности все, так сказать, налоги изъять, наверное, но льготы должны быть работающими – это правильно. Если эти льготы просто созданы для того, чтобы отчитаться, что мы дали определённые возможности тем предпринимателям, которые хотят начать свой бизнес (гринфилд создали там), а на самом деле ничего не сработает – лучше тогда и не морочить друг другу голову. Льготы должны быть работающие.

Сейчас весь мир Кипр обсуждает – офшорная зона там, не офшорная зона… Рано или поздно со всеми этими делами разберутся, и, надеюсь, решение будет не конфискационным, а разумным и современным. Но если такие страсти там кипят – может, нам подумать, может, нам какую-нибудь зону создать на Дальнем Востоке – у нас там мест много хороших: Сахалин, Курилы… Заодно, может быть, часть наших денег, которые на Кипре, а также в других почему-то зонах, которые сейчас не упоминаются по понятным причинам – типа BVI (Британские Виргинские Острова), Багам и так далее, ­– к нам переедут. Здесь есть, конечно, опасности, связанные с тем, что у нас все там будут регистрироваться, но это уже вопрос законодательной техники. В любом случае нам нужны новые инструменты для развития Дальнего Востока. Просил бы всех членов Правительства над этим подумать.

Что касается поручений по Транссибу, по БАМ, они должны войти в протокол, всё это необходимо ещё раз оценить. Мы на совещании, которое я проводил, исходили из того, что это новая программа, новый документ, а не компиляция каких-то рваных источников. Она таким образом и должна выйти, поэтому в целом предлагаю программу одобрить, провести необходимые согласования в период до 2 апреля, когда я рассчитываю, что у нас состоится заседание Государственной комиссии по развитию Дальнего Востока, окончательно определиться с источниками, их параметрами (если что-то не получится, ко мне приходите) и принять все решения сразу же после государственной комиссии. Договорились? Всё, принято.

Следующее – закон об основах социального обслуживания населения. Максим Анатольевич Топилин.

М.Топилин (Министр труда и социальной защиты): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые члены Правительства! Законопроект разработан министерством во исполнение поручения, данного по итогам заседания президиума Государственного совета Российской Федерации от 25 октября 2010 года. Действительно, он готовился достаточно долгое время. Почему потребовалась разработка нового законопроекта? Во-первых, практика в регионах, которая сложилась с начала 1990-х годов, уже достаточно наработана, и её требовалось обобщить и на её основе выстроить новые подходы к формированию законодательства в сфере социального обслуживания. Во-вторых, действующие и принятые в 1995 году законы «Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации» и «Об основах социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов» в настоящее время не отражают тех изменений, которые произошли в последнее время в российском законодательстве. Это касается и вопросов разделения полномочий по уровням власти, и вопросов, связанных с регулированием регламентации государственных услуг, вопросов, связанных с развитием некоммерческих организаций, и так далее. Законопроект предусматривает приведение законодательства в сфере социального обслуживания в некий современный вид.

Хотел бы подчеркнуть, что данный законопроект не затрагивает вопросы, связанные с социальными выплатами, регулирует только основания, порядки и процедуры оказания непосредственно социальных услуг, которые предоставляются в среднем в год для 34 млн граждан Российской Федерации. Основные понятия, которые закрепляются в законопроекте, – это «социальное обслуживание», «поставщики и получатели социальных услуг», сам термин «социальные услуги», понятие «трудная жизненная ситуация». Вводится принципиально новое понятие «стандарт социальной услуги», что позволит на уровне субъектов Российской Федерации, так как это является их полномочиями, ввести стандартизацию и порядки оказания различных услуг по социальному обслуживанию населения. Вводится также принципиально новое понятие «индивидуальная нуждаемость гражданина в социальных услугах», что позволит в течение времени, определённого переходного периода, перейти к адресному оказанию социальных услуг гражданам Российской Федерации.

В ходе общественного обсуждения, которое мы проводили достаточно долгое время и подключали большое количество экспертов, в законопроект наряду с традиционными принципами, которые используются при оказании социальных услуг, были включены такие новые принципы, как социальное сопровождение получателя социальных услуг, принцип максимально возможного продления пребывания получателей социальных услуг в привычной благоприятной социальной среде, с тем чтобы помещение в стационарное учреждение стало исключительной практикой. Всё-таки мы исходим из того, что большинство услуг должно оказываться в привычных условиях, на дому. И профилактика трудной жизненной ситуации – мы попытались в законопроекте описать эти принципы. Также в законопроекте предусмотрено формирование индивидуальных программ предоставления социальных услуг, которые действующим законодательством не предусматриваются. Это позволит обеспечить как адресность, так и конкретное предоставление услуг гражданам.

Ключевой новеллой законопроекта является то, что в систему социального обслуживания включаются не только государственные учреждения, но и организации негосударственного сектора, социально ориентированные некоммерческие организации, которые предоставляют социальные услуги, индивидуальные предприниматели, благотворители, добровольцы – этого в действующем законодательстве, безусловно, нет. При этом законопроектом предусмотрена возможность компенсации расходов на предоставление социальных услуг гражданину, с тем чтобы он мог выбирать учреждения различной организационно-правовой формы. Это позволит, как нам представляется, в перспективе развивать негосударственный сектор, что является для сферы предоставления социальных услуг очень важным моментом. Также в законопроекте регулируются нормы, которых нет в действующем законодательстве, и под них регионы должны будут принять до 2015 года соответствующие нормативные акты. Это определение индивидуальной нуждаемости, это разработка индивидуальных программ предоставления социальных услуг, также предусматривается введение информационных систем, которых сейчас не существует. Это позволит сформировать реестры поставщиков социальных услуг, регистры получателей социальных услуг, что позволит сделать данную сферу более прозрачной и понятной для населения.

Данным законопроектом предусматривается определение подушевых нормативов финансирования социальных услуг, что позволит повысить качество оказываемых услуг для граждан.

Законопроект прошёл 3 раза общественные обсуждения, как Вы уже сказали, Дмитрий Анатольевич, обсуждался на сайтах и Минтруда, и Правительства. Мы провели обсуждение и получили положительное заключение Экспертного совета при Правительстве Российской Федерации. Большинство замечаний было учтено, при этом мы договорились с коллегами из Экспертного совета о том, что потребуется их участие уже после принятия закона, при подготовке нормативных актов, которые из него вытекают, как в целом по Российской Федерации, так и в субъектах Российской Федерации. Законопроект одобрен на заседании Российской трёхсторонней комиссии, учтены замечания, которые высказало Государственно-правовое управление. Имелись замечания Министерства финансов, которые были рассмотрены на согласительном совещании в установленном порядке у курирующего вице-премьера. Принятие законопроекта, как нам представляется, позволит привести нормативную базу в регионах по вопросам социального обслуживания к единому знаменателю, предусмотреть все стандарты, порядки оказания услуг, определить межведомственное взаимодействие между различными структурами, обеспечить доступность и прозрачность оказания этих услуг, начать развитие, как я уже сказал, предоставления негосударственных услуг в этом секторе и также обеспечить проведение независимой оценки качества предоставления услуг и в целом, безусловно, поднять уровень качества услуг для российских граждан. Просьба поддержать данный законопроект.

Д.Медведев: Спасибо, Максим Анатольевич.

Прочитано: 124161 раз
Источник: Mega-mir.com

(Голосов: 2, Рейтинг: 5)

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел

К началу



Материал по теме


 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
 

Что может быть драйвером развития Хабаровского края?




























  
Перейти к обсуждению >>


Разместите баннер в поддержку обсуждения Стратегии МСП себе на сайт



Разместить

Новые интервью

Александр Жириков: России требуется технологическая революция, а не импортозамещение

Александр Жириков: России требуется технологическая революция, а не импортозамещение

Кризис, санкции, падение цен на нефть, безусловно, оказали влияние на экономику России. Был взят курс на импортозамещение и диверсификацию экономики – стандартное решение, к которому прибегали почти все страны. Читать далее >>

Нина Поличка: "Образование может являться главным ресурсом развития страны"

Нина Поличка: "Образование может являться главным ресурсом развития страны"

Большинство реформ, которые сегодня осуществляются в стране, имеют «образовательную составляющую». В принципе здесь ничего нового нет, потому что реформы всегда требовали от граждан овладения новыми знаниями и умениями.

Читать далее >>

Юрий Трутнев: Приморье занимает второе место по количеству желающих получить «дальневосточный гектар»

Юрий Трутнев: Приморье занимает второе место по количеству желающих получить «дальневосточный гектар»

В совещании приняли участие замминистра РФ по развитию ДВ Сергей Качаев, губернатор Приморья Владимир Миклушевский, представители региональной администрации. Читать далее >>
Другие интервью